mayra: (Default)
Он заходит в палатку, седой, поджарый.
- Государь, над столицей твоей пожары.
Наши стяги искромсаны, как ножами, -
Это снова хозяйничал ураган...
Он неласково щурится: «Ох, сестрица…
Что ж тебе всё неймётся да не сидится?»
Мёртвый лист заблудившейся рыжей птицей
Вдруг ныряет под полог, к его ногам.

Он-то знает в душе: неслучайно это.
Как обычно, мятежница шлёт приветы,
Издевается: «Я заждалась – и где ты?
Потягаемся, братец мой, кто сильней!»
Он даёт указания, голос ровен.
Адъютанты старательно хмурят брови,
Генералы разгневаны, жаждут крови:
«Этот город падёт через пару дней!»

Он глядит непреклонно, темно - и просто
Каблуком нажимает на рыжий остов.
Даже хруста не слышно, лишь праха горстка
Под стопой, попирающей шар земной.
Он спокойно встаёт с раскладного стула.
Золотая иголка в груди кольнула…
К счастью, боль заглушается грозным гулом
Орудийного пламени за стеной.

Он кривится презрительно: «Дура баба!» -
Но в победу мгновенную верит слабо.
Да к тому ж, генералы его генштаба
Влюблены поголовно в Неё тайком.
И в мечтах своих каждый Ей ложе стелит,
Но Она недоступна душой и телом,
Оттого ненавидима так смертельно,
Оттого и предать Её так легко...

Генералы уходят, а свечи плачут.
Обе стороны трупы считают мрачно.
Новый штурм будет завтра, уже назначен;
Всё равно обречён городской смутьян.
А пока только ветра поют гобои…
И, опять содрогнувшись от резкой боли,
Он садится зачем-то (на миг, не боле)
У походного зеркала для бритья,

Что глядит из угла недреманным оком.
Там, внутри, ему видится рыжий локон
И ореховый взгляд Её с поволокой…
«Всё пытаешься, детка, шутить с Зимой? -
Он негромко смеётся. - Увы, напрасно!»
На ладонь свою дует почти бесстрастно:
И снежинка взлетает - кристально ясный
Приговор осаждённым и Ей самой.
mayra: (Default)
Снова белая мгла, будто в небе перина распорота.
Солнце, если проглянет, – безжалостно лупит в глаза.
То и дело метели на улицах этого города...
Я не знаю, что можно ещё про него рассказать.
Автострады и крыши декабрь заметает, не ленится.
Круг зимы – лишь одна из возможных на свете неволь:
Этот город мостами стянул свою реку, как пленницу.
Я не знаю, что можно ещё рассказать про него.
Узкоглазо луна вечерами над площадью жмурится,
В искрах снежного крошева звонко блестят фонари,
И потоки огней проливаются в зимние улицы...
Что тут долго рассказывать? Сам приезжай, посмотри.
В белом сквере от холода – яркая зимняя радуга.
По дорожкам озябшие голуби вдаль семенят...
Ничего у нас нет, чтоб тебя удивлять или радовать.
Ничего невозможного – кроме, возможно, меня.
Можешь думать, что хочешь: что я безнадёжно изнежена,
И какая мне блажь, и куда там попала вожжа...
Я живу в белом круге зимы. Этот город заснеженный
До зевоты обычен. Но ты всё равно приезжай.
mayra: (Default)
1.
Снова рябиновых капель россыпь,
Время прохладных снов.
Осенью сердце полётов просит,
Только не как весной.
Словно на флейте колдует кто-то.
Грусти его подстать,
Спелой, густой, непрерывной нотой
Осень зовёт летать.
Отзвук над парком сырым витает,
Палой листвой звенит,
И бесконечной утиной стаи
В небе прядётся нить.
Может, и я неизбывной буду
Много и много лет?
Слишком легко и прозрачно всюду.
Может, и смерти нет?
Клёнов костры полыхают жарко.
Верный ответ не нов.
Тени ветвей на дорожках парка -
Сети для летунов.
Снежная мгла сторожит по краю
Облачного пути...
Сердце моё, я всё это знаю.
Сердце моё, лети!

2.
Робкие шорохи листьев опавших -
Призрачный, вкрадчивый осени шаг.
Зёрна озимые брошены в пашню,
Скоро снежинки их запорошат.
Блёкнет от холода бор за плечами,
В кронах разбойно свистят сквозняки.
Это не смерть, но светло и печально
Небо глядится в полоску реки.
Души к зиме истончаются, что ли?
Жарче ругаются ветки в костре,
Больше оттенков в истерзанном поле,
Запахи прелого леса острей.
Словно на грани, на узком пороге
Мы ненадолго застыли с тобой.
Здесь – отлетевшего лета тревоги,
Там – тишина и туман голубой...
Миг мимолётный прозрачен и дорог -
Хрупкое семя грядущей весны.
Осень - всегда неизвестность и морок,
Горечь утраты и вещие сны.
mayra: (Default)
* * *
Моя душа уходит по ночам
К полузабытым сумрачным ключам,
В таинственные рощи и пещеры.
Не я с дверей откинула засов -
Её уводит прочь извечный зов
Пра-памяти, пра-родины, пра-веры.
Read more... )
mayra: (Default)
* * *
Катятся, катятся белые дни.
Дымно клубится позёмка густая.
Ветви искрящимся мхом порастают,
Каждый сугроб – что алмазный рудник.
Зимняя песня подобна струне -
То ли стихи, то ли чаечьи крики.
Белые дни быстротечны, безлики.
Что же на память останется мне?
А что там может остаться-то? )
mayra: (Default)
* * *
В детстве мне нравились чашки
С трещинками внутри.
Новые – не родные,
Новые – холодны.
В детстве страданья тяжки,
Долги... Часа на три.
Чаще от ссадин ныли,
Чем от своей вины.

В лица ровесниц нежно
Вглядываюcь теперь.
Четким рисунком сути
Время на них легло:
Щедрости ли безбрежной,
Горечи ли потерь...
В трещинках – наших судеб
Матовое стекло.

* * *

Jun. 21st, 2009 06:32 pm
mayra: (Default)
Думай, что делаешь:
Жизнь – это спирт, не вино.
Пей понемногу, разбавленно,
Через трубочку, не спеши.
Если глотаешь без удержу –
То будет все сожжено:
Губы, гортань, желудок –
До самого дна души.
Read more... )
mayra: (Default)
В ясном небе крик стрижиный слышен.
Город ждёт прихода темноты.
Сумерки взбираются на крыши,
Как большие мягкие коты.
Одурев от блеска и от зноя,
В пыльной поволоке золотой,
Город жаждет сказок про иное
За прохладной сумрачной чертой.
Чтоб дневная схлынула забота,
Ведь с закатом, что ни говори,
Внешне словно умирает что-то,
Что-то просыпается внутри.
Что именно просыпается )
mayra: (Default)
Всё холоднее на свете, всё холоднее...
Голая площадь – и голое небо над нею.
Голые ветви берёз в потускневших аллеях,
Только боярышник невыносимо алеет.
Read more... )

* * *

Aug. 16th, 2008 10:42 pm
mayra: (Default)
Время обессмысливает жизни.
Прошлое затягивает мгла.
Вряд ли солнце позолотой брызнет
На былые судьбы и дела.
Ничего не строится навеки
На земле. Но снятся мне порой
Залы вековой библиотеки
И томов необозримый строй.
Воздух пахнет странно, горьковато,
Стеллажи врезаются в зенит.
Тишина стерильна, словно вата,
И в ушах настойчиво звенит.
Ни шагов, ни голоса живого,
Только слабый ветер на лице...
Может быть, в начале было Слово,
Но грядёт безмолвие – в конце.
Радости, печали и заботы
Всех, кто был, столетия подряд
Под тяжёлой крышкой переплёта
Книги в изобилии хранят.
Зябко думать, сколько в этих строках
Тайн, давно потерянных во мгле,
Горьких и возвышенных уроков
Для ещё живущих на земле!
Обводя пустые залы взглядом,
Понимаешь: недалёк тот час,
Когда наши книги встанут рядом,
Чтобы тоже рассказать о нас.
Будут ли внимательные дети,
Разбираться, где и чья вина?
И вообще, прочтёт ли кто-то эти,
Некогда живые, письмена?
mayra: (Default)
* * *
Холодное кружево зимней ночи,
Колёс неумолчный стук.
Сквозь белую дрёму пасьянс пророчит
Мне чёрный провал разлук.
Read more... )
mayra: (Default)
* * *
Выпьешь кофе из любимой чашки -
Пусть слегка горчит на языке.
И какой бы день ни выпал тяжкий,
В новый путь выходишь налегке.
В сонме дел, где ни моста, ни брода,
Ни границ, ни края, ни межи -
Вспомнишь: полдень, яркая природа,
Лето, детство, впереди – вся жизнь...
Прошлого сияющие нити -
С радостью доверчивая связь,
С ней опять меня соедините,
Чтоб судьба моя не прервалась!
Город жарко, беспокойно дышит.
Но спасают, только позови,
Как рука, протянутая свыше,
Прежние мгновения любви.
mayra: (Default)
Есть строчки, которые мучают годами. Хотя, кажется, и стихотворение уже написано, и даже где-то напечатано... Всё равно ощущение такое, что эти строчки - из другой оперы, не там они должны бы стоять и не так продолжиться.
Уж лет семь, как вышел наш с [livejournal.com profile] chateaubriand сборник, а я всё хожу и думаю:

- Усталость кораблей, пришедших к дому,
Пьянит мальчишек, рвущихся на пристань.
Пьянит матросов твёрдая земля
И звуки колыбельной за стеною...

Что же дальше-то должно быть? Нет, я помню, что я там написала - что-то про Древнюю Грецию. Я имею в виду, что там должно быть на самом деле?

Такие, типа, фантомные боли. С вами бывает такое?
mayra: (Default)
ТЕНЬ

Мне нравится следить за тенью на стене,
Она – почти как я, и всё-таки другая.
Ей логика скучна. Меня порою в ней
Свобода от любых условностей пугает.

Read more... )
mayra: (Default)
Когда работы невпроворот, да ещё какие-нибудь жизненные обстоятельства не дают расслабиться, то в какой-то момент выпадаешь из нормального, привычного измерения и начинаешь жить в параллельном. К месту и не к месту реальность перемешивается с воспоминаниями и снами, а то и ещё хлеще - с придуманными воспоминаниями и снами, которые то ли снились, то ли не снились, уже и не разобрать.
Вдруг ни к селу ни к городу вспомнилось, как я написала свой первый стих. Прозу я придумывала, по-моему, чуть ли не с рождения. Как только глаза стали видеть этот мир, сразу захотелось сказать по его поводу... что-нибудь :). А вот насчёт стихов я спохватилась только в раннем подростковом возрасте. Чего это я, думаю, стихов-то не пишу? Села и написала эпохальное произведение строк этак в тридцать. Про Всадника без головы, о котором накануне прочитала душераздирающую книжку.
Стих не сохранился. Помню только, что там кто-то куда-то скакал, а вместо "гнАли" надо было читать "гналИ".
К чему это я? Ах, да... Пора выныривать из этого псевдоизмерения и идти верстать дальше :)

* * *

Oct. 31st, 2006 05:13 pm
mayra: (Default)
Баю-бай, день закончился. Спи, дорогой!
Вечера здесь похожи один на другой:
За окошком фонарь изогнулся дугой
И услужливо светит прохожим;
На проспекте машины гудят и гудят…
Ничего, станет тише чуть-чуть погодя.
Темнота ожидает парного дождя
И росой оседает на коже.
Баю-баю, приснятся осенние сны –
В искрах луж на асфальте, грибницах лесных,
В листопадных аллеях, где клены красны
Под пронзительно солнечным небом…
А наутро проспект запорошен уже
И торжественней, даже как будто свежей,
Он лежит рубиконом на том рубеже,
За которым никто еще не был.
Баю-бай, нам и это уже не впервой.
За окошком фонарь – он, наверно, живой.
Разверзается ночь, как разрез ножевой,
Накануне заштопанный наспех…
Но от лампы настольной струится уют,
И моторы на близком проспекте поют.
Это город нам дарит надежду свою
На бессмертье, воспетое в сказках.
mayra: (vumny)
* * *

Кто верует - блажен, кто ищет – да обрящет.
В душе царят туман, сомненья, миражи.
Не хочется любви, большой и настоящей,
И студенистый ком под ложечкой дрожит.
Ни радости, ни грез, ни зноя, ни покоя:
Все тускло за окном, и на сердце – дожди.
Осеннюю хандру не развести рукою,
Не вылить, не разбить, не сжечь. Терпи и жди.
Хоть знает ум о том, что где-то солнце светит,
Серебряно блестит упругая стерня,
И солнечных гонцов ладошкой ловят дети
На стенах и полу, смеясь и гомоня, -
Да, знает, ну и что? Когда-то рысаками
И наши мчались дни, и в нас играла кровь,
А каждый белый ствол и каждый серый камень
Несли печать иных, таинственных миров…
Нам бусины того, былого ожерелья
Порой блеснут в глаза среди густой травы,
И солнечная нить, еще сквозит, жалея,
В канве, что всё дряхлей за годом год, увы!
Но каждый старый шрам - просроченная встреча.
Жизнь солона, как труд на барской полосе.
Надежда не умрёт: сейчас и это лечат.
Заварим свежий чай - и будем жить как все.
mayra: (Default)
* * *

Жизнь проходит безудержно и невнятно,
Сны не снятся, а снящиеся – не вещи.
На душе – безмолвье, на солнце – пятна,
На знакомых полках – чужие вещи.
Возле дремлющих гор – позабытый город.
В нем никто не живет, не бытует, кроме
Нерожденных стихов, и, должно быть, скоро
Занесет его пеплом до самых кровель.
Заживление ссадин теперь короче,
Рамки смутны, зато золочены рамы.
А на месте сердца – всего лишь прочерк
Или нервный росчерк кардиограммы.
Может быть, виною всего лишь возраст,
Что уже не юность, пока не старость.
В нем какой-то особый, дрожащий воздух –
Будто крыльями стая полёт листает.
В нем сквозь четкую быль проступает небыль.
Наконец дозреваешь спросить про это:
Для чего антиподы - земля и небо, -
Как бескрылых ублюдков, плодят поэтов?

04.08.2006
mayra: (romantica)
Немножко стихов. Правда, опять старых...

Read more... )
mayra: (Default)
* * *
Суета, суета... Но когда суета стихает,
Одиночество виснет случайным аккордом клавиш.
Можно просто дышать тишиной и молчать стихами,
Представляя, как в тигле стиха обреченность плавишь.
Обреченность на эту планету, на время это,
От которой нельзя убежать и бежать нелепо.
С ней ты – солнечный блик, трепетанье иного света,
Без неё - просто слепо глядящий в пространство слепок.
Обреченность на все, что мы можем, чего не можем
В мире, где произвол жесток, а законы строги…
И за эту тоску многократно спасибо, Боже,
Без нее я так долго не знала к Тебе дороги.

Profile

mayra: (Default)
mayra

October 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19 202122232425
262728293031 

Style Credit

Syndicate

RSS Atom
Page generated Sep. 21st, 2017 05:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios

Expand Cut Tags

No cut tags